В настоящее время под словами «офицерский состав» понимается административно-правовая категория лиц, имеющих военную или военно-специальную подготовку (образование) и персонально присвоенные офицерские звания.

Офицерский корпус — становой хребет любой армии. Эта истина многократно подтверждена отечественной и мировой историей. Специалисты едины в том, что главной трудностью при организации армии является создание корпуса офицеров, способных «вдохнуть жизнь в новые формирования». С потерей офицеров возможность использования армии исчезает.

Допетровская Россия не знала постоянного корпуса офицеров. Стрелецкий голова, воевода, полуголова, сотник, пятидесятник, десятник — все это названия военных начальников, существовавших в дружинах удельной Руси и находившихся на службе только в военное время. Когда наступал мир, они разъезжались по вотчинам, поместьям и никаких военных обязательств не несли. Прообраз офицерского корпуса возник только в стрелецких полках Московского государства и первых двух регулярных единицах русской армии — Бутырском и Лефортовском полках, созданных еще в 1645 г. при царе Алексее Михайловиче. В этих воинских частях и вырабатывалась иерархия офицерских чинов. Но содержание деятельности воинских начальников почти не менялось. Они были лишены личной инициативы, механически передавали приказания и команды. Русский офицер в то время еще не появился на исторической сцене.

Образование русского офицерского корпуса неразрывно связано с созданием Петром I регулярной армии.

В восьми верстах от Кремля, на реке Яузе, находились два больших села — Преображенское и Семеновское, которые во время юности Петра и стали колыбелью русской гвардии и отечественного офицерского корпуса. Современник Петра I запишет: «…его царское величество повелел набрать из разных чинов людей молодых и учить их пехотного и конного упражнения во всем строе… И оный корпус потешных со дня на день умножался, а потом всех употребили на два полка — Преображенский и Семеновский». Именно эти и другие старейшие регулярные полки стали колыбелью русского офицерского корпуса.

В отличие от иностранных армий, где офицерские чины покупались за деньги, Петр считал единственно правильной систему, при которой будущий офицер начинал службу рядовым в Преображенском и Семеновском гвардейских полках. С получением первого офицерского чина гвардейцы направлялись в армейские полки.

Первым русским офицером правомерно считать Ивана Бутурлина. В самом первом офицерском списке Преображенского полка 1687 г. И. Бутурлин числился майором. Это звание он получил как человек «более ретивый и более принимавший сердцу занятия Петра».

Наряду с подготовкой офицерских кадров в гвардейских полках, Петр I заботился о создании специальных военных школ. Первая мореходная школа для подготовки офицеров из числа дворян была открыта в 1698 г. в Азове.

В указе от 10 января 1701 г. Петр I требовал: «…построить деревянные школы и в тех школах учить… словесной и письменной грамоте и цифири и иной инже­нерной наукам». В том же году в Москве открылись школы математических и навигационных наук, а также артиллерийская школа, в которых обучались дворянские дети. К концу царствования Петра I было уже 50 таких школ. Тем самым Петр I установил новую обязанность дворян — учебную. С десяти лет дворянин должен был учиться, а в пятнадцать — идти служить.

Инженерная, артиллерийская, военно-медицинская, военно-морская школы позволили в основном обеспечить русскую армию необходимыми командными кадрами.

К середине 50-х годов XVIII в. в сухопутной армии насчитывалось уже около 9 тыс. офицеров. Численность офицерского корпуса в последующем колебалась в зави­симости от военно-политической обстановки и экономических возможностей государства. Так, во второй четверти XIX — начале XX вв. число офицеров колебалось от 24 до 40 тыс. человек. С началом первой мировой войны численность офицерского корпуса увеличилась до 80 тыс. человек, а на 1 марта 1917 г. в действующей армии числи­лось более 190 тыс. офицеров.

Количество офицеров на флоте было относительно невелико. В начале XVIH в. морских офицеров было несколько сотен, затем их число увеличилось до 2—3 тыс. К исходу 1917 г. общая численность морских офицеров превышала 6 тыс. человек.

Огромное влияние на положение русских офицеров оказали революционные события 1917 г. В это время офицерский корпус стал рассматриваться частью нашего общества как главный виновник затягивания войны. Заслуженные кровью на полях сражений первой мировой войны погоны очень часто являлись поводом для самосудов и расправ. Данное и некоторые иные обстоятельства явились причиной раскола в рядах офицерского корпуса. Так, число офицеров в белогвардейских и других проти­востоявших Красной Армии воинских формированиях составляло около 40 % их общего числа, в Красной Армии служило примерно 30 % офицеров, еще около 30% рассеялось по всей территории бывшей Российской империи.

После октября 1917 г. Советское правительство приступило к созданию новой, Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Первостепенное значение придавалось подготовке командных кадров — выходцев из рабочих и крестьян.

Уже в декабре 1917 г. было создано первое военно-учебное заведение молодой республики — Московская революционная пулеметная школа командного состава. В январе 1918 г. функционировало уже 13 советских курсов по подготовке командного состава РККА, к концу года их было уже 50, а в марте 1919 г. — 106.

Высший и старший командный состав готовился в академиях. В декабре 1918 г. открывается Академия Генерального штаба, в 1919 г. — Военно-морская академия, реорганизуются Артиллерийская, Военно-медицинская и другие академии. В 1918—1921 гг. военные академии и школы подготовили свыше 4500 квалифицированных ко­мандиров и начальников.

Важным источником комплектования Красной Армии командными кадрами стало также привлечение на службу «военспецов» — бывших генералов, офицеров и унтер-офицеров царской армии.

В официальном лексиконе Красной Армии тех лет слово «офицер» не употреблялось. Для обозначения среднего и старшего комсостава использовался термин «красные командиры».

После гражданской войны большая часть военных специалистов была уволена из армии. Их место заняли выпускники созданных в годы советской власти военных школ, училищ и академий. К лету 1941 г. в стране насчитывалось 203 военных училища и 68 курсов усовершенствования, в них обучалось свыше 300 тыс. курсантов, по­лучавших по завершению учебы среднее военное образование. Подготовка начальствующего состава с высшим и специальным образованием осуществлялась в 19 военных академиях, на 10 военных факультетах при гражданских высших учебных заведениях, в 7 военно-морских училищах.

Суровой школой для красных командиров стала Великая Отечественная война. В декабре 1941 г. в одном из приказов Сталина признавалось, что настоящего офицерского корпуса у нас еще нет. Спустя 14 месяцев в феврале 1943 г. констатировалось, что теперь у нас офицерский корпус есть. И это было действительно так. Рождение нового офицерского корпуса в невероятно короткий срок оплачено ценой больших потерь и колоссального напряжения всех сил государства и народа. В начале 1943 г. специальными законодательными актами в РККА и ВМФ были узаконены погоны. Введение погон имело большое значение для возрождения лучших традиций русского офицерства.

Авторитет офицерского состава в годы войны значительно повысился. И это не удивительно. Ведь в личном геройстве, мужестве и отваге офицеров заключалась одна из причин массового героизма, доблести и отваги рядового и сержантского состава Советских Вооруженных Сил. «Офицер есть образ Родины для солдат на поле боя», — отмечал писатель А. Платонов.

В послевоенные годы правительством принимались меры по повышению авторитета офицеров в обществе, упорядочению прохождения ими службы. Улучшилось материальное положение офицеров, усилилась социальная защищенность членов их семей. Значительно возросло количество офицеров с высшим военным и специальным образованием. К концу 70-х годов ими было укомплектовано почти 100 % должностей от командира бригады и выше, более 90 % должностей командиров полков и 100 % должностей командиров кораблей 1 и 2 рангов.

Новым этапом в деятельности правительства по укреплению офицерского корпуса стала вторая половина 80-х — начало 90-х г. В целях коренного улучшения подготовки офицерского состава совершенствовались учебные планы и программы, шел поиск новых подходов к комплектованию, обучению и воспитанию курсантов и слушателей, исходя из реальностей времени.

Таким образом, с изменением и совершенствованием системы подготовки офицерских кадров в советский период истории не прерывались и действовали лучшие офи­церские традиции. И хотя живительная связь с лучшими традициями русского офицерского корпуса была ослаблена, все же очевидно, что многие из них получили про­должение и развитие в новых исторических условиях.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Выберите ваш город

Нужна помощь?

Заполните форму и мы перезвоним

Не хотите ждать?
Свяжитесь с нами любым удобным способом

Оставьте свой отзыв

заполнив форму ниже

Сайт защищён Google reCAPTCHA с применением Политики конфиденциальности и Правилами пользования.