ООО
ООО "ПРИЗЫВНИК"
специализированная консультация для лиц призывного возраста
 
Субъект обороны - общество
Начавшееся противостояние западного и исламского глобальных проектов коренным образом меняет формы и методы вооруженной борьбы. С одной стороны, в ней участвуют регулярные профессиональные армии, оснащенные техникой, которая еще вчера казалась атрибутом фантастических фильмов, а с другой -- разрозненные группы людей, вооруженные чем попало. 

Совершенно непонятно, что можно назвать победой при таком противостоянии. Альтернативны не только проекты, но и их архитектура. В одном, западном, она – иерархическая, в другом – сетевая.

Даже при самом оптимистическом из возможных сценариев для России, который заключается в формировании общества, сочетающего позитивные черты как западного, так и исламского проектов и не вовлеченного в конфронтацию между ними, нельзя исключить угроз ни с той, ни с другой стороны. Самостоятельная позиция может вызвать искушение либо втянуть Россию в позиционные союзы, либо выставить в качестве ложной цели. С исторической точки зрения в подобном положении нет ничего нового. Россия как самостоятельный глобальный проект была вынуждена обороняться и с Запада и с Востока, причем иногда одновременно. Практически это означает, что при организации Вооруженных сил должны учитываться оба типа угроз, необходимо иметь в виду тот факт, что отвечать придется на иерархические и на сетевые вызовы.

Адекватный ответ на иерархические вызовы подразумевает совершенствование высокотехнологичных систем вооружений, в первую очередь, ядерных, создающих достаточный потенциал устрашения. Необходимо, вне всякого сомнения, развивать средства доставки, наблюдения, ПРО, ПВО, мобильных сил быстрого реагирования -- словом, всего того, что позволит сдерживать регулярные армии развитых государств. Однако делать это следует, соблюдая разумную достаточность, не впадая в гигантоманию, что имело место при советской власти. Комплектоваться подобные части должны на профессиональной основе.

Соответственно адекватный ответ на сетевые вызовы должен быть найден в рамках сетевой организации, которой по форме больше всего соответствует ополчение. Почему, собственно, мы игнорируем роль и возможности населения, в том числе и в плане самоорганизации для обороны? Никакого отдельного от общества государства не существует. Народ должен отвечать за свою страну, иметь возможности активно участвовать в социально-экономических и политических процессах. 

Организационные формы ополчения должны быть различны: это могут быть и казачьи подразделения, и какие-то другие традиционные формирования, и иные приемлемые объединения. Действовать оно должно локально, но контролироваться централизованно. Функции ополчения могут быть многообразны: быстрое локальное реагирование на нарастание угрозы еще на стадии поддержания общественного порядка; локализация конфликта до подключения Вооруженных сил; самостоятельное подавление групп и очагов сопротивления, сопоставимых по численности и оснащению. Однако это еще и способ переподготовки резерва, форма оборонной мотивации населения, канал взаимодействия с регулярными частями Вооруженных сил. 

При этом многие вопросы остаются открытыми и требуют серьезного осмысления, если подобная идея в принципе найдет понимание. Каковы критерии применения частей ополчения? Кто, например, имел бы право задействовать ополчение? Как может выглядеть порядок подчиненности? Еще одним деликатным вопросом является вооружение подобных частей и право на применение оружия. Важно, однако, чтобы ополчение не превратилось ни в ДОСААФ советского образца, ни в дублирующую Вооруженные силы иерархическую структуру, жестко управляемую из Москвы.

Парадоксальным образом для создания такой двуединой оборонительной системы нужно не только не отменять призыв, а распространить его на всю молодежь без исключений и отсрочек, причем как на юношей, так и на девушек. Современные войны гораздо более тотальны, чем это можно было себе представить даже в середине ХХ века. Понятие «гражданское население» практически больше не существует, а значит, весь народ по крайней мере должен уметь пользоваться оружием и организовывать свои действия в критической ситуации. Это давно и хорошо поняли, например, в Израиле.

Разумеется, порядок прохождения службы призывниками должен быть изменен коренным образом и представлять собой действительно военную учебу и боевую подготовку, а не уборку плаца и окраску травы к приезду генерала. 

Не следует забывать невоенные функции военной службы. Если организовать дело как следует, то, собрав один раз юношей и девушек одного поколения вместе, вы можете поправить здоровье тем, кому это требуется, дать возможность познакомиться представителям разных социальных слоев, которые в противном случае не имеют шансов встретиться, объяснить им смысл государственного устройства Российской Федерации -- словом, укрепить единство общества, а это, согласитесь, нам очень нужно.

Описывая и анализируя глобальные тенденции и локальную ситуацию в привычных терминах, мы зачастую склонны недооценивать масштабы предстоящих перемен, но переоценивать частности. Errare humanum est, людям свойственно заблуждаться. Пусть какие-то угрозы приобретут другую конфигурацию, пусть какие-то из предлагаемых мер окажутся излишними или нереализуемыми, но недопустимо не делать ничего в надежде, что ситуация разрешится по методу Насреддина -- умрет либо ишак, либо Насреддин, либо падишах. Может получиться так, что сгинут все трое.

 
Главная // Миссия предприятия // Услуги // Альтернативная гражданская служба // Заблуждения // Уголовная ответственность // Административная ответственность // Отсрочки // Правовые основы военной службы // Законодательные основы военной службы // Расписание болезней // Образцы заявлений // Структура Российской Армии // История воинских традиций // Дедовщина // Разное интересное // Контакты